В английском кабинете работает собака

«Антарес», вероятнее всего, не получит частоты для LTE

"Единая Наша родина" заблокировала парламентское расследование мониторинга вузов

Как искусство граффити становится делом

Компанию Graffiti Life Дэвид Спид сделал три года назад. В этом году он ждет, что ее доход составит 260 000 фунтов (около $400 000). И по этому поводу снял для компании кабинет: неподалеку от улицы Брик-лейн, рядом с кафешками, магазинчиками и тату-салонами.

В центре комнаты с полностью голыми стенками, ежели не считать подсвеченной фото Элвиса Пресли, Спид пробует распаковать вещи. А его сотрудник Адам Бразиер, прошлый студент строительного института, настаивает, что нужно поскорее отыскать, где тут готовят топовую курицу и фаворитные бургеры. Поближе к полудню подтягивается Иона Томас, менеджер по проектам компании, с черным тюрбаном на голове и в пиджаке золотого цвета. Невзирая на царящую тут, казалось бы, несерьезность, Спид настойчиво позиционирует собственный бизнес как самый реальный, а не какое-то там необычное увлечение.

В мире, где реклама охотится на потребителя, компании жаждут необычных решений. «При помощи граффити-рекламы сделать это до боли просто, — разъясняет фуррор Graffiti Life Эрик Вахл, живописец граффити, выпустивший не так давно книжку о бизнесе и творчестве “Искусство видения”. — Людям охото делиться таковой рекламой, так как они считают ее классной». Один из рисков, с которым приходится сталкиваться заказчику, связан с тем, как граффити-художники могут исполнить их задумку. Но Graffiti Life с легкостью развеивает сомнения. «Клиенты знают, что могут нам доверять, — убеждает Спид. — Они же не берут первого попавшегося на улице художника». Спид лично контролирует огромную часть проектов.

В поисках стенки

Спид пробует повредить образ граффити-художника как человека из неблагополучной среды. Хотя сам Спид — усыновленный ребенок, его детство не было темным либо несчастным. «Я рос в настоящей семье. У людей есть некоторый стереотип, что все, кто рисует граффити, — хулиганы, которые разбивают окна чужих домов и совершают остальные маленькие преступления», — негодует Спид. В 1970-1980-х гг., когда тэги (от британского tag, на сленге граффити-художников оно значит «рисовать баллончиком с краской свое имя на хоть какой поверхности». — «Ведомости») лишь начали набирать популярность, их здесь же приравняли к вандализму.

В 17 лет Спид произнес мамы: «Мам, я собираюсь стать известным художником», на что она ответила, что граффити в этом ему не ассистент. Но сейчас ей нравится, говорит Спид. Развивал собственный талант художника Спид в основном на одной из стенок Брайтона, где было официально разрешено рисовать. Эту площадку он избрал специально, чтоб ему не приходилось бегать от милиции. В 2000 г. возникло еще несколько легальных площадок, но местные власти быстро их закрыли. В 2003-2005 гг. было трудно отыскать хотя бы одну площадку. Как раз в этот период Спид работал ассистентом школьного учителя в младшей школе. «Я был чрезвычайно горд тем, что представлял собой пример реального мужчины для детей. Это была не самая не плохая школа, и почти все ее ученики не имели такового примера дома, в семье», — ведает он. Деньком Спид преподавал, а ночкой рисовал граффити....





Состояние прοмышленнοсти, развитие прοизводства, эκонοмиκа и финансы. © Blagosklonno.ru